Последние комментарии

  • Сергей Соколов
    новый лайфак от спецслужб *НовичекКардио* ?. Где были на время смерти этого оппозиционера знаменитые "туристы-скрипал...Умер политический деятель и экономист Никита Исаев
  • slava
    Атравили суки.Умер политический деятель и экономист Никита Исаев
  • Наталья Саутова
    Здорово!В 2020 году российские учителя могут стать миллионерами

Ей было всего 27, но бороться одной в Севастополе не осталось сил…

 

Не так давно мы писали об удручающей статистике самоубийств в Российской Федерации, которой, в принципе, нет, так как добровольное решение уйти из жизни в милицейских сводках скрывается за формулировкой «смерть от повреждений с неопределенными намерениями».

 

Ей было всего 27 лет. За плечами – детский дом и статус «сирота».

Когда Кате было 13 лет, умерла ее мать, она вместе с братом оказалась в детском доме. Отец злоупотреблял спиртным и особой заботы в отношении детей не проявлял. Так, спустя пять лет казенной жизни Катя вышла из детского дома во взрослую жизнь.

Получила образование, встретила любимого человека, от которого родила двух замечательных детей. Как это часто бывает, выбор спутника жизни не сильно отличался от сложившихся в ее семье стереотипов – пил, руку поднимал, работать не хотел.  Ютилась семья в исключительной развалюхе, где все было очень чисто, потому как и мусорить было негде.

Катя работала воспитательницей в детском саду, работу свою любила, но прокормить всех домочадцев на одну воспитательскую зарплату  очень непросто. Можно сказать непосильно.

А еще дело было в квартире. Как ребенку-сироте, Кате полагались квадратные метры, которыми должны обеспечиваться все государственные дети.

Но спустя 10 лет, как она вышла из детского дома во взрослую жизнь, так и не смогла получить свое жилье, была вынуждена вернуться в маргинальный и полуразрушенный «отчий дом», где устраивал постоянные попойки и дебоши ее отец-алкоголик, с которого брал пример и отец ее детей.

Всего на жилищной очереди в Севастополе в настоящий момент состоит около 700 детей-сирот, а за год этой категории нуждающихся выдают всего пять квартир и только по решению суда.

Департамент капитального строительства Севастополя не стремиться запрашивать финансирование в должном объеме, да и в целом ссылается на высокую стоимость жилья в Севастополе, отсутствие резервного фонда жилья и прочие обстоятельства.

Катя боролась до последнего. Неимоверными усилиями, отказывая себе и своим детям в самом необходимом, она скопила 25 тысяч рублей и заплатила адвокату за исковое заявление в суд.

Этот факт пусть останется на совести того адвоката, который выставил такой ценник за заведомо  выигрышное дело, потому как дело в суде первой инстанции было удовлетворено, суд обязал департамент капитального строительства выделить Кате квадратные метры, положенные ей по закону.

Но в последний день перед днем вступления решения суда в законную силу, юристы департамента капитального строительства подают апелляцию, а адвокат выставляет новый ценник – еще 25 тысяч рублей. И тут что-то внутри человека сломалось, а потом сломался он сам.

Единственный выход для Кати состоял в выходе из окна многоэтажного дома, где она так мечтала получить квартиру для себя и своих детей. Но теперь об этом будут мечтать ее дети. Быть может, им повезет, свою крышу над головой они получат от государства быстрее, чем их мать-сирота. Быть может, они не повторят ее судьбу, а заново, с чистого листа, смогут прожить счастливую жизнь. Хотелось бы в это верить…

За последний год нам известные уже 4 случая, когда выпускники детского дома не дожили и до 30 лет. Нет, они не болели страшными и неизлечимыми болезными и были здоровы телом, но больны душой. Сил,  а главное желания жить и бороться за свое будущее, встречая на жизненном пути вот таких вот адвокатов, бесчисленных равнодушных чиновников из многочисленных департаментов, управлений и подразделений, у них просто не осталось.

Статистика печальна, потому что государство откровенно наплевательски относится к своим обязанностям по обеспечению квадратными метрами детей-сирот: пять квартир в год и еще через суд необходимо доказывать очевидное в том, что когда то в детстве тебя бросили и ты остался один в этом мире. Никому не нужный человек и забытый всеми. Своими родителями, государством, обществом.

Возвращаясь к своим пьющим родственникам, от которых их когда забрали социальные службы в детским дом и которым они были не нужны, выпускники детского дома возвращаются в свое печальное детство, из которого нет выхода. Вернее есть, единственный – свести счеты с жизнью, в которой они, эти взрослые дети, никому не нужны.

Катя, прости нас. Прости за то, что не встретились раньше. Скорбим!

Елена Голубева,
председатель СРОО «Севастопольские мамы» 

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх